воскресенье, 4 мая 2008 г.

КОНСПЕКТ. КРИТИКА ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ. ГЛАВА 2

К. МАРКС КРИТИКА ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ (1)
КОНСПЕКТ
Начало конспекта. Первая страница. Пояснения.

Содержание:
Предисловие Ф.Энгельса
К.Маркс Письмо В.Бракке
К.Маркс Замечания к программе германской рабочей партии
Глава I.
Положение 1
Положение 2
Положение 3
Положение 4
Положение 5
Глава II.
Глава III.
Глава IV.
А. Свободная основа государства
В. Духовные и нравственные основы государства
Ф.Энгельс Письмо к А.Бебелю
Ф.Энгельс Письмо к К.Каутскому
Примечания
Выводы. Преодоление дурного социализма

К. МАРКС ЗАМЕЧАНИЯ К ПРОГРАММЕ ГЕРМАНСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ
Глава II.
"Исходя из этих принципов, германская рабочая партия добивается всеми законными средствами свободного государства — и — социалистического общества: упразднения системы заработной платы вместе с ее железным законом — и — эксплуатации во всех ее формах; устранения всякого социального и политического неравенства".

К "свободному" государству я вернусь дальше. Итак, германская рабочая партия должна впредь веровать в "железный закон" Лассаля! Чтобы найти ему место в программе, допускают бессмыслицу, говоря об "устранении системы заработной платы (следовало бы сказать: системы наемного труда) вместе с ее железным законом". Если я устраняю этот наемный труд, то, естественно, я устраняю и его законы, будь они "железные" или мягкие, как губка. Но борьба Лассаля против наемного труда вращается почти исключительно вокруг этого так называемого закона.[1] Поэтому, чтобы доказать, что лассальянская секта победила, "система заработной платы" должна быть уничтожена "вместе с ее железным законом", а не без него.
Как известно, в "железном законе заработной платы" Лассалю не принадлежит ничего, кроме слова "железный", заимствованного им из гётевских "вечных, железных, великих законов" 2). Слово "железный" — это ярлычок, по которому узнают друг друга правоверные. Но если я принимаю закон с его лассалевским штемпелем, а следовательно, и в лассалевском смысле, то я вынужден также принять и лассалевское обоснование его. Что же оно представляет собой? Как показал Ланге уже вскоре после смерти Лассаля, это — (проповедуемая самим Ланге) мальтусовская теория народонаселения(11). Но если эта теория правильна, то устранить "железный закон" я уж никак не могу, даже сто раз устранив наемный труд, потому что закон этот властвует тогда уже не только над системой наемного труда, но и над всякой общественной системой. Опираясь как раз на эту теорию, экономисты уже больше пятидесяти лет доказывают, что социализм не может устранить нищеты, обусловленной самой природой, а может лишь сделать ее всеобщей, равномерно распределив ее по всей поверхности общества![2]
Но все это еще не самое главное. Совершенно независимо от ложного понимания Лассалем этого закона, поистине возмутительный шаг назад заключается в следующем.
Со времени смерти Лассаля в нашей партии пробило себе дорогу научное понимание того, что заработная плата является не тем, чем она кажется, не стоимостью — или ценой — труда, а лишь замаскированной формой стоимости — или цены — рабочей силы. Этим самым раз навсегда опрокидывались как буржуазное понимание заработной платы, так и вся критика, направленная до тех пор против этого понимания, и ясно устанавливалось, что наемному рабочему разрешают работать для поддержания своего собственного существования, т. е. разрешают жить лишь постольку, поскольку он известное количество времени работает даром в пользу капиталиста (а следовательно, и его соучастников по пожиранию прибавочной стоимости); что той осью, вокруг которой вращается вся система капиталистического производства, является стремление увеличить этот даровой труд путем удлинения рабочего дня или путем поднятия производительности труда, соответственно — путем большего напряжения рабочей силы и т. д.; что, следовательно, система наемного труда является системой рабства, и притом рабства тем более сурового, чем больше развиваются общественные производительные силы труда, безразлично, лучше или хуже оплачивается труд рабочего. И вот теперь, после того как это понимание все более и более прокладывает себе путь в нашей партии, возвращаются назад к догмам Лассаля, хотя теперь-то должны были бы знать, что Лассаль не понимал, что такое заработная плата, и вслед за буржуазными экономистами принимал видимость за сущность дела.[3]
Это равносильно тому, как если бы рабы, открыв, наконец, тайну своего рабства, подняли восстание, а один из них, весь еще во власти устаревших представлений, вписал бы в программу восстания: рабство должно быть уничтожено, потому что при системе рабства продовольствование рабов не может подняться выше определенного, весьма низкого максимума!
Один уже тот факт, что представители нашей партии способны были совершить такое чудовищное покушение на распространенное в партийных массах понимание, — не показывает ли одно это, с каким преступным легкомыслием, с какой бессовестностью приступили они к делу составления компромиссной программы!
Вместо неопределенной заключительной фразы в конце параграфа: "устранение всякого социального и политического неравенства", следовало сказать, что с уничтожением классовых различий само собой исчезнет и всякое вытекающее из них социальное и политическое неравенство.[4]















Комментариев нет:

работы
конспекты
определения
заметки на полях




























[1] рабочему все равно к кому наниматься или к святому буржуа или к справедливому государству, суть остается та же - наемный труд. Устранение наемного труда и есть задача социализма, то есть устранение условий труда порождающих нищету.

[2] советский социализм не опирался на теорию Мальтуса, но он сделал все чтобы размазать бедность по всей поверхности общества. Каждый член социалистического общества относительно другого его члена, был не богат и не беден, но относительно рабочего или служащего капиталистического общества он был безусловно беден.

[3] здесь указан научный факт на то что, при системе наемного труда заработная плата не есть оплата результатов труда, а всего лишь есть оплата рабочей силы и ее необходимого воспроизводства. очень важно для понимания того почему при советском социализме рабочий не стал богатым и соответственно свободным. Если в капитализме второй половины двадцатого века у него появились хоть какие-то инструменты перераспределения в свою пользу прибавочного труда, то советский рабочий лишенный таких инструментов вынужден был скатываться в бедность.

[4] добился ли советский социализм устранения всякого социального и политического неравенства? Нет, потому что он не добился устранения классовых различий. Видимость такого устранения прикрывалось лозунгом, что государственная собственность - есть общественная собственность на средства производства. И таким образом классовые различия сохраняются только у классов тружеников - рабочих и крестьян, в силу неразвитости разделения труда. На самом деле это был шаг назад к восстановлению класса феодалов в форме партийной верхушки, присваивающих и распределяющих общественные богатства по своему усмотрению. Общество было разделено на классы эксплуататоров и эксплуатируемых, прикрытые лассалевскими лозунгами борьбы с устранением социального и политического неравенства. Боролся ли советский социализм со всяким неравенством? Несомненно! Всеми доступными репрессивными средствами.